Назад


«Журавли» – песня памяти и печали

«Журавли» – это не просто песня. Это – реквием и молитва, в которой каждый думает о своей войне. Её относят к песням военных лет, поэтому духовой оркестр на девятое мая всегда исполняет это музыкальное произведение для ветеранов.

 

Однако стихотворение «Журавли» было написано Расулом Гамзатовым в 1965 году после посещения японского города Хиросима, в центре которого он увидел памятник девочке с журавликом. Малышка, заболевшая после атомной бомбардировки и верящая в то, что, создав тысячу бумажных журавликов, она выздоровеет, умерла, не успев осуществить задуманное.

 

Возвратившись домой, Гамзатов написал стихотворение на аварском языке, но посвятил его не этой девочке, а своим землякам, погибшим во время кровавых боёв. Спустя некоторое время поэт Наум Гребнев опубликовал «Журавли» в русском переводе и тогда это стихотворение увидел Марк Бернес, который был смертельно болен и хотел создать песню-прощание, свой личный реквием. По его просьбе в русском варианте текст был несколько изменен, а Ян Френкель написал к нему музыку.

 

Песня «Журавли» действительно стала последней в жизни Марка Бернеса. Осознавая это, он записывал ее со слезами на глазах. Через месяц великого исполнителя не стало. За прошедшие годы «Журавли» исполнялись многими артистами, но лучше Марка Бернеса этого не смог сделать никто.

 

Через несколько лет песню начал исполнять практически каждый оркестр на День Победы, а Ансамбль им. А. Александрова донес ее до Японии, возвратив белых журавлей в страну, где зародилась идея их создания.

 

Сегодня, чтобы добиться особой атмосферы торжества, достаточно заказать оркестр на праздник и услышать берущую за душу песню, которую всегда слушают стоя. В исполнении музыкантов из «Московских Фанфар» образ летящих журавлей становится одинаково близок всем, кто вспоминает кровавые поля и Великой Отечественной войны, и современных сражений.

 

Журавли

слова Р. Гамзатова, музыка Я. Френкеля
перевод с аварского Н. Гребнева

 

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей.

 

Они до сей поры с времен тех дальних

Летят и подают нам голоса.

Не потому ль так часто и печально

Мы замолкаем, глядя в небеса?

 

Летит, летит по небу клин усталый,

Летит в тумане на исходе дня,

И в том строю есть промежуток малый,

Быть может, это место для меня.

 

Настанет день, и с журавлиной стаей

Я поплыву в такой же сизой мгле,

Из-под небес по-птичьи окликая

Всех вас, кого оставил на земле.

 

Мне кажется порою, что солдаты,

С кровавых не пришедшие полей,

Не в землю нашу полегли когда-то,

А превратились в белых журавлей...